Интервью Романа Виктюка «НОВЫМ ИЗВЕСТИЯМ»

 

19 февраля, 10:20 Веста Боровикова

Роман Виктюк вернулся с гастролей в Петербурге, где публика восторженно приняла его новый спектакль «Мандельштам»

— Роман Григорьевич, Вы выступали в БДТ, и я уже знаю об овации в полчаса, которую устроила вам питерская публика.

— 27 минут. Не полчаса. В двухтысячном зале. Они аплодировали неистово, завороженно. Этого не было в их театре давно, как они сказали. Они очень любят мой театр, это правда. Я всегда привожу к ним премьеру. И надо еще понимать, что мы играли в зале, где все они были. Все поэты. И Блок, и Мандельштам.

— То есть Мандельштам приехал в гости к Мандельштаму?

— Совершенно верно. Он жил рядом, ведь театр в центре. И там ни-че-го в зале не изменилось. Хотя и делали ремонт.

— Что послужило идеей для рождения спектакля «Мандельштам»?

— Театр потерял способность ставить поэтические произведения. Проще ставить бытовую драму. Смешные, грустные зарисовки из жизни, в которой мы живем. Но когда встала проблема перемены духа в театре, то решить её было возможно лишь поэзией. Потому что поэзия — это вершина всего. Но никто из наших великих поэтов на сцену не попал. Марина Цветаева носила и читала «Федру» в студии Вахтангова в те годы. И Вахтангов сказал: «Нет». Она второй раз приходила читать. И второй раз был отказ. И до тех пор, пока я не поставил «Федру» в театре на Таганке с Аллой Демидовой, драматургия Цветаевой интереса не вызывала. А я знаю, что без поэзии воспитать артиста сегодня в ощущении собственного духа и тела и соприкосновении с мирозданием не-воз-мож-но.

Потому что хороший артист – это тот, кто чувствует, как его направляет энергия, которая руководит вселенским процессом. Если артист слышит эти ноты оттуда, он совершенно по-другому играет каждый спектакль. Игорь Неведров и Дима Бозин первые получили возможность через свой организм пропускать те сигналы и волны, которые идут сверху. Все планируется, строится и разрушается наверху, но очень мало людей, которые слышат сигналы сверху. И могут их транслировать. И театр сейчас должен меняться не оформлением, не количеством смеховых раздражителей, не передразниванием вождей и животным смехом публики. Всё это подножный корм. И все это неправда.

Сейчас Миша Ефремов подражает Сталину, его интонации и так далее. Но все это — не о Сталине. Потому что Сталин – это порождение энергетической силы там, над всеми нами. Она выбрала его, чтобы люди очнулись. К сожалению, это не произошло.

— Вы хотите сказать, что зло является слугой Бога?

— Конечно. Для того, чтобы люди не погрязли во зле, приходит его воплощение. А если сказать грамотно, то эта высшая энергия периодически вызывает рост энергии творчества. И появляется Серебряный век, например. Вспышка, и потом мы получили ошметки от нее. И больше эта энергия на землю не приходила. Поэтому сейчас мы наблюдаем пустые головы, низменные намерения и нежелание служить этому вселенскому энергетическому потоку.

— А как он работает? Например, в музыке?

— Музыка – это, прежде всего волны, которые отправляются туда, вверх, а потом возвращаются оттуда на землю, и рождаются великие музыкальные произведения. Я очень примитивно объяснил этот процесс, но вы меня понимаете.

— Не все хотят пропускать через себя этот поток энергии. Потому что тот, кто к нему подключается, становится мишенью.

-Это не имеет значения. Это и есть выбор. Как он может не стать мишенью, если вокруг – темнота?

— Вы только что создали афоризм.

— …и поэтому тех, кто чувствовал эти потоки, их миллионами отправляли подальше. А они там, в тюрьмах, на стенах оставляли свои строки. И эти строки читали. Но эта черная энергия. И ее в пять раз больше, чем остальной энергии на земном шаре.

— То есть любви в пять раз меньше, чем боли, страха, подлости и насилия?

— В пять раз меньше.

— То есть за каждую минуту любви мы будем платить пятью минутами страданий?

— Совершенно верно. Или – гибелью. Но те, которые уходят, свет там, наверху, увеличивают. И когда придет оборот всей этой гигантской структуры опять на землю, может быть, что-то изменится. Но этот приход надо готовить. Для взрыва, для всплеска небесного света людям на земле.

— Ваша миссия — это подготовить приход света?

— Да.

— Далеко не все это понимают.

— А зачем? У них есть ирония. И смех. Они говорят: «Сумасшедший!» — «Да, сумасшедший». — «В искусстве нельзя не быть сумасшедшим».

— Почти все ваши спектакли – об отсутствии любви. «Служанки» – о том, что любовь невозможна в рабстве. «Давай займемся сексом» — о попытке спрятаться от отсутствия любви в секс…

— Этот спектакль — вообще наш вопль! Люди хотят любви даже в сумасшедшем доме. Но не получают, потому что она уходит из этого мира. Сейчас я тружусь над «Мелким бесом» Сологуба. Это все – о нас. Мелкий бес никуда не делся. Он процветает сегодня. И свою молитву ненависти он реализует. Когда-то я впервые поставил его в Русском театре в Риге. Здесь я даже не мог заикнуться о том, что хочу его поставить. Решил попробовать в Риге. Там меня привели в ЦК партии к человеку, который отвечал за культуру. Он меня выслушал и подписал разрешение. Приезжаю в начале сентября, разрешение действует. Прошу: «Я бы хотел встретиться с этим человеком». А мне говорят: «Он летом поехал с семьей в Париж и там остался». И я вспомнил его взгляд, когда он подписывал это разрешение. Он знал, что уедет. И в Русский театр в Риге впервые пошли эстонцы, именно на мой спектакль. Успех был ошеломляющий. И буквально в прошлом году они меня пригласили на годовщину «Мелкого беса» в Русский театр.

— То есть времени нет? Оно прорастает новыми побегами на старом месте?

— Совершенно верно. Энергетика сохраняется там, куда она пришла. Человек, который открыл мне этот клапан в Риге, так и не вернулся. Но несколько раз оттуда передавал мне приветы.

— Видите, как важно встретить своих.

— Можно ведь и не встретить своих. Если нет той же волны.

— Сологуб в предисловии к роману писал примерно так: «Вы думаете, это автор такой злой и нехороший? Нет, друзья, это автор написал о вас. Это вы — злые и нехорошие». Вы могли бы подписаться под этими словами?

— Думаю, он многого не сказал. Действие в романе происходит на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Персонажи романа принимали участие в революции и строили новое государство. Это они в один день отказались от Бога. Он ведь не выдумал никого. Это интеллигенция, учителя гимназии. Будущие бойцы с самодержавием. И все монологи героя есть подготовка к убийству. Там есть гениальный монолог о том, что мысль об убийстве уже есть убийство. И то, как воспитывают гимназистов, и как дирекция следит за гимназистами, и то, в чем гимназисты участвуют в свободное время — участвуют в сражении — это все говорит о том, что «будет беда». Все это очень важные вещи. Сологуб хотел уехать. Но его жена покончила жизнь самоубийством, и он остался. Он перестал общаться с людьми, и его впервые стали называть «старик». Это великий писатель, и то, что он незаслуженно вошел в историю литературы без великой славы, это неверно. Его сто лет не издают. А у него есть и пьесы. Пьесу «Мелкий бес» он написал сам. И участвовал в постановке.

— Вы ставите его пьесу?

— Нет, я написал свою. По его роману. Я расшифровал для себя, что происходило с Сологубом, когда он это писал.

— Герой романа Передонов — это типаж?

(Кричит)

— Это не типаж, а событие, которое грядёт. Идёт беда! Все, что было потом — ГУЛАГ, тюрьмы, расстрелы, разруха храмов – какой это типаж? Это то, что случилось. Страшно, что он готовится убивать, не сожалея! Этой мысли не было даже у Федора Михайловича…

— Да, у него они потом все каялись.

— Нет этого даже близко. До конца. Он ждет возможности реализовать эту энергию убийства.

— Вы хотите этим спектаклем предостеречь?

— Это можно предостеречь? Как вы наивны… Уже всё случилось. Дела давно минувших дней.

— Роман Григорьевич, вы преподаете, у Вас такое количество учеников. Кого можете назвать как самого талантливого?

— Ни-ко-го. Это неправильно. Они все талантливы. Уже есть те, кто стал главрежем. И даже в разных бывших советских республиках. Но не все приходит сразу. Кроме того, они не делают того, что от них хотят. А только то, что считают нужным.

— Ваш ученик Игорь Неведров, сыгравший главные роли в премьерах этого и прошлого сезонов – «Крыльях из пепла» и «Мандельштаме» — сейчас готовит свой второй спектакль как режиссёр-постановщик.

— Да. Он очень волнуется. Но его лицо светится. И я этому рад.

Подпишитесь на наши новости

И узнавайте самое интересное первыми

Мы никому не передаем данные наших зрителей. Вы сможете отписаться от рассылки в любое время. Увидимся в театре!