Врачи для тела и души

Уникальная встреча и удивительный разговор состоялись у нас в Доме Света.

Два года назад в Театре Романа Виктюка состоялась премьера спектакля «И вдруг минувшим летом» по пьесе Теннесси Уильямса.

Один из главных героев пьесы, врач, практикующий новые методы лечения, несомненно, заинтересованный в развитии своих научных изысканий, сталкивается с рядом жизненно важных вопросов. Таких как: взаимоотношения пациента и родственников, родственников пациентов и медицинского персонала, наконец – что же все-таки важнее: развитие науки и ее финансирование или благополучие человека.

Мы пригласили на спектакль практикующего врача, заведующего хирургическим отделением Федерального научно-клинического центра реаниматологии и реабилитологии Алексея Яковлева и его супругу, тоже врача, Александру.

Алексей Яковлев

После спектакля исполнитель роли Доктора Цукровича, актер Михаил Половенко, встретился с Алексеем, чтобы обсудить спектакль. И началась уникальная беседа Доктора настоящего и Доктора театрального…

Миша Половенко

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. Как Вам спектакль?

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. Эмоционально. Интересно. Очень интересный выбор произведения для театра.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. А чем он интересен?

АЛЕКСАНДРА ЯКОВЛЕВА. Интересна тема коммуникаций: с одной стороны – есть доктор, профессионал, с другой стороны – он же, но просто как человек, есть его пациент и есть другие люди, у которых у каждого свой мир, и эти миры между собой пересекаются, случаются шероховатости и непонятности… Как и в обычной жизни.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. Мне кажется, особенность и некоторая сложность для актеров в произведении Теннесси Уильямса «И вдруг минувшим летом» в том, что в нем очень остро показан внутренний мир каждого героя: мама ли это, ее ребенок или врач. А ведь в какой-то определенный момент жизни мы можем оказаться на любом из этих мест – не социально, а эмоционально.

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. Согласен. Не знаю, закладывал ли это режиссер, но я увидел, что врач в спектакле входит в положение каждого героя. Сначала издалека, потом вместе с ним, синхронно, но при этом жестко держит свою линию. Это своего рода аллегория, но очень элегантная.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. Насколько это правильный метод для врача –входить в роль каждого, ведь жизнь – это все-таки не театр.

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. А ты по-другому просто не сможешь. В этом и смысл. Других вариантов нет. Если ты не проникаешься, ты не сможешь лечить.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. При таком погружении, есть ли какое-то эмоциональное спасение? Как восстанавливаться врачу в жизни?

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. Ну внутри профессионального сообщества – это ирония в ее самом жестком смысле. А если говорить про восстановление после работы, то мне мое дело нравится. Я устаю физически, но в принципе все, как у всех. Спорт, кино и т.д. Если человек на своем месте, достаточно поспать и снова пойти работать.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. В общем-то да, у актеров так же, но у нас все-таки есть некая смена «декораций» – отыграли один спектакль, начали репетировать другую постановку. А как у вас с пациентами?

Алексей Яковлев_2

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. Пациенты вообще разные. Но в спектакле очень точно отражено то, что и у нас в ФНКЦ РР особенно чувствуется – ты работаешь не только с пациентом, но и с его родственниками. А с ними зачастую сложнее, чем с пациентом. Понятно, что и самому пациенту сложно, особенно тому, кому уже практически все сказали, что надежды почти нет. Но это «почти», в реализации которого и состоит во многом наша работа, для родных пациента часто та самая последняя ниточка, за которую можно хоть как-то ухватиться. А самая частая фраза из писем, которые мы разбираем на врачебной комиссии: «Вы наша последняя надежда». Самая повторяющаяся фраза. Мы это достаточно четко это осознаем. Нельзя сказать, что у нас всегда и все получается, но зато какая эйфория, когда получается! И тогда это наша общая победа: врачей, родственников и пациента. Она каждый раз индивидуальна, и каждый раз это очень вдохновляет.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. Это, конечно, немного другое, но к нам в театр тоже приходят такие письма, содержащие фразу: «Вы моя последняя надежда». Душевная, не физическая, конечно. Видимо, тут у нас с вами есть что-то общее…Мне кажется, это очень полезно, знакомиться с человеком той же профессии, что и твой герой. Во время репетиций нашего спектакля «И вдруг минувшим летом» однажды Роман Григорьевич сказал мне: «Миша, ты врач». Почувствовать и понять это было очень важно. Для того чтобы вжиться в роль врача, мне было необходимо очень много читать, но даже за весь период подготовки спектакля было невозможно узнать все, что хотелось бы. Плюс иногда актеру не хватает понимания нюансов, мелочей – для этого и нужен такой диалог, как сейчас у нас с вами. Рад, что есть такая возможность.

Миша_спектакль

Врачи для меня лично во многом особенные люди. Им приходится брать на себя ответственность и принять решение именно в те моменты, когда никто другой, даже сам пациент, это решение принять не может. Это очень тонкая грань. Например, если речь идет об операции, врач должен уметь объяснить ее необходимость, потому что часто сам человек не может на нее решиться. Говоря другими словами, он находится в постоянном дисбалансе, внутреннем и внешнем диалоге, и важно помочь сделать правильный выбор. В роли доктора, еще не зная всех составляющих профессии, я столкнулся и с этическими вопросами, связанными с моим героем и его профессией. Его реакции на ситуации, диалоги, невербальную составляющую общения… В этом смысле наш с вами разговор для меня – очень полезный опыт как для актера.

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. На самом деле очень здорово, что сегодня сфера культуры стала взаимодействовать с профессиональными сообществами. Потому как для нас, врачей, очень важно правильное мнение о том, чем мы занимаемся. Ведь часто это мнение составляется по фильмам, сериалам, спектаклям, где показана наша работа. Есть еще важный момент, что врач – это не только некий символ, он такой же человек, как и все. Пусть и с определенными навыками, позволяющими оказывать помощь людям. Он так же, как и все, имеет право на ошибки, и это очень сложно объяснить человеку, не имеющему отношения к медицинской отрасли. Возникающие ситуации нужно разбирать на понятном каждому языке, а этой способностью лучше всего владеют представители культурной отрасли – со сцены, с экрана и т.д. Это взаимодействие имеет очень большое значение для людей. И это честно.

Это совершенно другой настрой, который заметен даже, когда пациент приходит к доктору на прием. Нам каждый раз необходимо завоевывать доверие людей, и мы это делаем, потому как у них часто не хватает осведомленности в тех или иных вопросах, либо информация неверно подана. Я считаю, что актерское мастерство и телевидение способны помочь в этой ситуации.

Есть еще один важный момент в спектакле. В самом начале герой Михаила задает вопрос: «А будете ли вы дальше продолжать спонсировать научную деятельность?». И из его же уст звучит честный ответ: «Вы даете мне взятку!». Но при этом врач все-таки остается врачом – разобравшись в ситуации, пообщавшись со всеми родственниками, он принимает взвешенное решение в интересах человека. Не какого-то конкретного человека, а в интересах любого человека. Не мамы, не других родственников. Врач взвешенно принимает то решение, которое повлечет за собой благополучный исход, так, как он это понимает и видит.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. Честно говоря, я сейчас открываю спектакль с новой стороны. И это очень здорово, что со стороны экспертного сообщества это читается именно так. Мы, конечно, могли это по-своему перефразировать, переиграть, отталкиваясь от своей внутренней актерской позиции, но для меня было очень важно получить обратную связь от реального врача.

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВ. Тут очень точно показано: врачу дали цену. Не только финансовую, но и буквальную возможность продолжать исследования, совершать открытия, не учитывая при этом интересы человека. Раньше это называлось вивисекция, когда наука ставилась выше человека. И ценность открытий, совершаемых таким образом, на мой взгляд, более, чем сомнительна. В спектакле доктор тоже может сделать более простой выбор: взять деньги, провести операцию и решить все свои вопросы. Но он этого не делает, выбирая, опять же повторюсь, интересы человека.

Чаще всего мы, врачи, смеемся над тем, как показана наша профессия в кино или театре, но в вашем спектакле доктор мне очень понравился, так как через его образ все важные для медицинского сообщества вопросы показаны наиболее ярко и корректно.

МИХАИЛ ПОЛОВЕНКО. У меня мурашки… Но, с другой стороны, я и должен их испытывать здесь, а не на сцене.

Продолжение следует…